January 21st, 2002

leo

многоножки

Когда я поднимаюсь к Люсе, на 6-ой этаж, то в мелькании щелочек этажей вижу чьи-то ножки. Это определенно не Люсины ножки, так как она меня ждет на шестом, а ножки я вижу на пятом или третьем.
leo

У Люси

Сейчас я пишу от Люси. Т.е. я на шестом этаже. Странно вот так тут сидеть за компьютером и писать это, хотя на самом деле мысли мои о другом, сейчас я думаю о том, что опять придется трахаться; да и Люся говорит, что смешно вести дневник, как бы намеренно проецируя себя в какой-то определенный контекст, хотя находишься в другом контексте. Правда наверное она не догадывается, что по мне, так лучше бы оказаться в контектсе с ножками которыми я приметил этажом ниже, чем обсуждать многоплановость бытия, а потом наверняка трахаться тут на шестом этаже. Наверняка трахаться. Что на шестом этаже можно делать? Да только карандаши точить .

- Люся, иди читай, я уже дописал эту муру, сейчас только точку поставлю.
lyusya

пишет Люся

Посмотрите на разницу во времени между этим и предыдущим сообщением. Счастливчик - все закончилось для него довольно быстро. Правда сейчас я его заставляю печатать, а печатает он всякую хуйну, ну зачем ты это напечатал, ты же знаешь как я отношусь к табуированной лексике. Знаю, что тебе насрать знаю, что плевать, знаю мне самой тоже, чур я первая в туалет.
leo

она сидит в туалете

Её наверное озаряют глубокие откровения, в этой маленькой комнате для медитаций. С иконкой писающего мальчика, от которого отломалась струйка.

Как бесконечен мир, только вот не скажешь же об этом, если рядом не висит рулончика туалетной бумаги. Теперь, когда струйка отломалась и нет связующего звена, я задумываюсь о природе мира. И нахожу, что его размеры не превышают 56 метров.
lyusya

он сидит в туалете

колокололитейщики переколотили выкарабкавшихся выхухолей. экий бред.

судя по тому, как он судорожно спускает воду - размеры мира в котором мы живем резко уменьшились за последние 5 минут.